Ироничный романтик Генрих Гейне. (1797 – 1856 г.г.)

Последний раз редактировалось Перевод Левика Как часовой, на рубеже Свободы Лицом к врагу стоял я тридцать лет. Я знал, что здесь мои промчатся годы, И я не ждал ни славы, ни побед. Пока друзья храпели беззаботно, Я бодрствовал, глаза вперив во мрак. В иные дни прилег бы сам охотно, Но спать не мог под храп лихих вояк. Порой от страха сердце холодело Ничто не страшно только дураку! Ружье в руке, всегда на страже ухо — Кто б ни был враг, ему один конец! Вогнал я многим в мерзостное брюхо Мой раскаленный, мстительный свинец. И враг стрелял порою Без промаха!

Немецкий романтизм

От беса — то, что манит выше! Мир воротился в отчий дом, Как ласточка под сень знакомой крыши. Все спит в лесу и на реке, Залитой лунными лучами. Выстрел вдалеке, — Быть может, друг расстрелян палачами! Быть может, одолевший враг Всадил безумцу пулю в тело. Вновь треск… Не в честь ли Гете пир?

Г.Лонгфелло. Песнь о Гайавате. Лирика Г.Гейне, У.Блейка, У.Вордсворта, П. Шелли, А.Виньи, А.Мюссе. Учебник Порой от страха сердце холодело.

Дворец один сиял в огнях. И шум не молк в его стенах. Чертог царя горел как жар: В нем пировал царь Валтасар, — И чаши обходили круг Сиявших златом царских слуг. Огнем вливалось в кровь оно. Хвастливый дух в нем рос. Он пил И дерзко божество хулил. И чем наглей была хула, Тем громче рабская хвала. Сверкнувши взором, царь зовет Раба и в храм Иеговы шлет, И раб несет к ногам царя Златую утварь с алтаря.

И царь схватил святой сосуд. Его до дна он осушил И с пеной у рта возгласил: Я в Вавилоне бог и царь! Кругом угас немолчный смех, И страх и холод обнял всех. В глуби чертога на стене Рука явилась — вся в огне… И пишет, пишет.

И поэт сдержал свое слово. Он стал мастером сатиры. А роза — в кого влюблена она? О ком вспоминает с тоской? О трелях сладостных соловья?

Оба стихотворения вносят мотив страха перед смертью, контрастно . что гибелью грозит, Для сердца смертного таит Неизъяснимы наслаж . сеннею порой, Когда всю ночь заря лобзается с зарей И сумрак озарен Есть у Гейне и перволичные любовные стихи - как без Снега холодели В мерца- .

Выскажу свою точку зрения. На мой взгляд, причина поражения Каспарова лежит не в шахматной сфере. Такой глубокий старец как Лев Толстой на самом деле чувствовал себя и был! Это означает социальный возраст человека и у каждого он различен. Гарри Кимович очень рано на равных правах вошел в социальную жизнь взрослых и оказался вне своего возрастного окружения.

Он просто не успел повзрослеть. Позиция чемпиона мира — это позиция единственного среди равных и она неимоверна тяжела, особенно в эпоху всеобщей коммерциализации, усреднения.

Генрих Гейне - Стихотворения. Поэмы. Проза

Как часовой, на рубеже Свободы Лицом к врагу стоял я тридцать лет. Я знал, что здесь мои промчатся годы, И я не ждал ни славы, ни побед. Пока друзья храпели беззаботно, Я бодрствовал, глаза вперив во мрак.

Порой отстраха сердце холодело. (Ничто не страшно только дураку!) Г. Гейне Изображать страх Бенцу было не нужно. Загорелое лицо и без того.

И нет на свете звуков Роднее этих, знай! И скальд выступает на царскую речь, Под мышкою арфа, на поясе меч. Тобою, могучий, забыта она? Ты сам ее в лесе дремучем сложил, Та песня: Есть песня другая, ужасна она; И мною под бурей ночной сложена: Пою ее ранней и поздней порой, И песня та: Жуковского Когда-то гордый замок стоял в одном краю, От моря и до моря простер он власть свою.

Вкруг стен зеленой кущей сады манили взор, Внутри фонтаны ткали свой радужный узор. И в замке том воздвигнул один король свой трон. Он был угрюм и бледен, хоть славен и силён.

Антология одного стихотворения: ГЕНРИХ ГЕЙНЕ « »

От боли веселый мой нрав зачах, Ведь я уже меланхолик! Кончай эти шутки, не то из меня Получится католик! Тогда я вой подниму до небес По обычаю добрых папистов.

В каком фильме не знаю, но с удовольствием постою в очереди - послушаю)) . А стихотворение Гейне Enfant perdu -"смертник" - он.

Завидовать жизни любимцев судьбы. Гейне родился в году в городе Дюссельдорфе, в семье небогатого купца. Он прожил большую, сложную жизнь, и не менее сложным был его путь как писателя. Молодым человеком он покинул свою родину и уехал во Францию, чтобы там продолжать борьбу за свободу и демократическое единство Германии. Но, находясь на чужбине, Гейне посвятил своей родине стихи, полные великой любви к её простым людям, к её природе, слова огромной веры в прекрасное будущее Германии. Пламенный патриот, он направил остриё своей сатиры против германской реакции, против феодальных, религиозных и расовых предрассудков, тупости, чванливости, политического застоя.

Гейне не уставал высмеивать немецкую буржуазию, обывателей-филистеров за их неспособность к революционным действиям, зло издевался над их трусостью и верноподданничест-вом. Великий поэт был одним из самых непримиримых врагов прусской военщины, с её ненавистью к другим народам и ненасытной жаждой захвата чужих земель. Вот почему политические враги Гейне так жестоко мстили ему при жизни, а после смерти поэта на протяжении целого столетия обливали его потоками клеветы, предавали анафеме его имя, запрещали и сжигали его книги.

Можно не сомневаться, что и сейчас имя Гейне приводит в бешенство реваншистов, мечтающих о восстановлении фашистского вермахта и новой мировой бойне. Он познакомился и вскоре подружился с Карлом Марксом. Дружба с Марксом сыграла огромную роль в творческом развитии Гейне.

Зарубежная литература

Левика Предисловие Я написал эту поэму в январе месяце нынешнего года, и вольный воздух Парижа, пронизавший мои стихи, чрезмерно заострил многие строфы. Я не преминул немедленно смягчить и вырезать все несовместимое с немецким климатом. Тем не менее, когда в марте месяце рукопись была отослана в Гамбург моему издателю, последний поставил мне на вид некоторые сомнительные места.

Я должен был еще раз предаться роковому занятию — переделке рукописи, и тогда-то серьезные тона померкли или были заглушены веселыми бубенцами юмора. В злобном нетерпении я снова сорвал с некоторых голых мыслей фиговые листочки и, может быть, ранил иные чопорно-неприступные уши.

Христиан Иоганн Генрих Гейне Источник: И трепетно к сердцу меня привлекла. Пророчил вьюгу .. Порой от страха сердце холодело. (Ничто не .

Мне известно, что Вы русский разведчик. Мне нужно знать все, что знаете Вы. Мне запретили Вас трогать. В кресле сидит Ваш соплеменник, простой солдат. Он не рад, что Вы провалились. Я мог бы отправить его в концлагерь и человек бы жил, но Вы провалились и я прикажу мучать ни в чем не повинного человека, пока Вы не начнете давать показания. Если он умрет, на его место посадим другого.

У нас есть молодые женщины, дети. Я обращаюсь к Вашему гуманизму, капитан.

Переводы из Гейне

Во сне я вновь стал юным и беспечным - С холма, где был наш деревенский дом, Сбегали мы по тропкам бесконечным, Рука в руке, с Оттилией вдвоем. Что за сложение у этой крошки! Глаза ее, как море, зелены - Точь-в-точь русалка, а какие ножки! В ней грация и сила сплетены. Как речь ее проста и непритворна, Душа прозрачней родниковых вод, С бутоном розы схож манящий рот!

рый привёл Гейне от отрицания романтизма к новым выразительным . nach»). Вот только сердце его надорвано. Порой от страха сердце холодело.

Да, гнев поэта страшен. Но еще страшнее насмешка. Я слышал от негров, что если на льва Хандра нападет — заболит голова, — Он должен мартышку сожрать без остатка. Я, правда, не лев, не помазан на царство, Но я в негритянское верю лекарство, Я написал эти несколько строф — И, видите, снова бодр и здоров. Бой сатирической строкой против гнусностей для Гейне отнюдь не бесшабашен. Как часовой на рубеже свободы Лицом к врагу стоял я тридцать лет.

Научный форумПоэзия Гейне

Трубите в трубы И на щите поднимите Мою красавицу! Отныне всевластной царицей В сердце моем она будет Царить и править. Слава тебе, молодая царица! От солнца далекого я оторву Клочок лучезарного, Багряного золота И сотку из него Венец на чело твое царское; От тонкой лазурной Шелковой ткани небесного полога, Осыпанной яркими Алмазами ночи, Отрежу кусок драгоценный И им, как царской порфирой, Одену твой царственный стан.

Я дам тебе свиту Из щепетильно-нарядных сонетов, Терцин горделивых и вежливых стансов; У тебя скороходами будут Мои остроты, Придворным шутом — Моя фантазия, Герольдом с смеющейся слезкой в щите — Мой юмор; А сам я, царица, Сам я колени склоню пред тобой И, присягая тебе, поднесу На бархатной алой подушке Ту малую долю рассудка, Что мне из жалости Оставила прежняя Царица моя.

Сумерки На бледном морском берегу Сидел одинок я и грустно-задумчив.

Добрый охотник – золотое сердце – идет по лесу и встречает старую женщину. .. Но их страх углубляется тем, что они домовладельцы. И главное, мне самому порой непонятно, почему я не могу всё это прекратить. глотал лекарства, дважды терял сознание и холодел, а вечером встал на шаткие.

Вижу ямочки две, краше светлого дня, На щеках, точно солнышко, ясных — Это бездна, куда увлекал так меня Пыл желаний безумных и страстных. Вот и милых кудрей золотая волна, Вниз бегущих с чудесной головки: То волшебная сеть, что соплел сатана, Чтоб отдать меня в руки плутовки. Вот и очи, светлее волны голубой, В них такая и тишь и прохлада! Я мечтал в них найти чистый рай неземной, А нашел лишь преддверие ада! О, когда бы я слезы твои осушить Мог моею горячей любовью, Дать румянец на бледные щеки, облить Их из сердца добытою кровью!

Ульрих слышит, что звуки им сказанных слов Кто-то по лесу вслух повторяет:

Рыцарь свободы (о Генрихе Гейне)

От беса - то, что манит выше! Мир воротился в отчий дом, Как ласточка под сень знакомой крыши. Все спит в лесу и на реке, Залитой лунными лучами. Выстрел вдалеке, - Быть может, друг расстрелян палачами!

Много лет спустя великий немецкий поэт Генрих Гейне вспомнит тот день в Дюссельдорфском парке. . Порой от страха сердце холодело (Ничто не.

На гордом челе этой Песни печать Божественного свершенья. Господь, я славлю гений твой И все его причуды, В сравненье с тобою, небесный поэт, Мы жалкие виршеблуды. Любовь земная и небесная И в жизни Гейне на смену несчастной любви пришла любовь счастливая. В году он познакомился с летней Эжени Мира - Матильдой, как называл её Гейне. Эта молоденькая миловидная француженка приехала в Париж из провинции.

Легкомысленная, расточительная, не знающая ни слова по-немецки, она ничего не смыслила в занятиях своего знаменитого возлюбленного, но Гейне очень любил её и посвятил ей немало стихов. В мемуарной литературе о Матильде пишут обычно в негативном ключе: Весёлая, жизнерадостная, бойкая, Матильда была добра, верна и предана Гейне до самозабвения.

Sia - Chandelier (Official Video)