Воспоминания русского солдата: «Умирать страшно, но в народе была решимость победить»

Воспоминания миномётчика Вместо введения. Дед, дедушка — родной и близкий. Теперь уже ушедший навсегда. Человек, которые подарил жизнь не только мне, но и многим тем, кто по планам гитлеровской клики, не должен был даже родиться на территориях к западу от Урала. От последнего разговора с ним отделяют уже более 10 лет. А с тех пор, как я, будучи мальчишкой, по вечерам расспрашивал его о военных годах, и того больше. Память его сохранила и звания, и имена, и фамилии, и даже отчества друзей и сослуживцев, с кем ему довелось служить бок о бок в рядах стрелкового полка Шумской стрелковой дивизии. Бабушка часто подтрунивала над ним и нашими посиделками, со словами, что все это дедовы сказки и он все выдумал. Более убедительного довода для меня придумать было сложно. Свой рассказ по мотивам его воспоминаний я попытаюсь выстроить в форме интервью, как оно и было на самом деле.

Воспоминания о Великой Отечественной Войне - оцифрованный дневник фронтовика

Статья снабжена небольшими комментариями курсив и фотографиями из архива нашей газеты. Боевой путь Я начал служить в июне го года. Но я тогда был не совсем военным.

Сам факт присутствия снайперов на поле боя наводит страх на врага. На сайте лучшие песни Великой Отечественной Войны.

Нам требуются воспоминания очевидцев данных событий, названия деревень, сёл, ФИО людей ушедших на фронт можно с биографией и фото. Предложения принимаются по электронной почте . Антошин Александр Иванович Воспоминания члена общественной организации бывших малолетних узников фашизма концлагерей Александр Иванович родился 23 февраля г. Фокино бывший поселок Цементный Дятьковского района Брянской области. Изгнан в концлагерь Алитус Литва в г. Мама тут же спрятала нас в земляной подпол.

Спустя какое-то время стало жарко, горел дом, мы горим, выбираемся в дом. Тетя Шура мы вместе находились в концлагере выбивает оконную раму и выбрасывает нас детей на снег.

Одно из них так потрясло меня, что даже по прошествии почти двадцати лет, я не могу его позабыть. Семнадцать лет назад я в очередной раз приехала в село Ново-Никольское. Там прошло много счастливых и памятных дней моей сознательной детской и юношеской жизни. Мои мама и папа родились в Ново-Никольском, ходили в одну школу, там же познакомились, а потом поженились. Все мои дедушки и бабушки жили и умерли в этой деревне. Как сейчас помню, был весенний солнечный день.

Пересмотр итогов Великой Отечественной войны в исторической . жизней, все страдания и надежды, ненависть и героизм, страх и.

Июнь года они с матерью Риммой Финкенфельд встретили в огне боевых действий в Польше, под Белостоком. В течение трех лет, пройдя лагеря и тюрьму гестапо, оказывая посильную помощь партизанским отрядам, мать и сын пытались выжить. Жертва Холокоста Анатолий Кочеров. Через два года родился сын Толя. Спустя год его жена с ребенком из Москвы выехали вслед за ним. Семейные фотографии Анатолия Кочерова. Пожить хотел с вами хоть лето, а осенью отправил бы вас к отцу.

Долгая дорога в Крынки Но пожили Кочеровы совсем немного. Семьям офицеров уезжать было неприлично. Последний раз они с отцом виделись в конце июня. На газогенераторной машине Финкенфельд с маленьким сыном и еще несколько человек двинулись на восток, в Барановичи. Ехали ночью под непрерывной бомбежкой, периодически оставляя машину и скрываясь в лесу. У меня шрам до сих пор остался, - говорит Кочеров.

Воспоминания участников Великой Отечественной Войны

Мы собрали для вас самые лучшие рассказы о Великой Отечественной войне гг. Рассказы от первого лица, не придуманные, живые воспоминания фронтовиков и свидетелей войны. Но пришли немцы, муж, как и другие мужчины, ушел в партизаны, он был их командиром. Мы, женщины, поддерживали своих мужчин, чем могли. Они приехали в деревню рано утром.

Какой-то страх Ко мне иногда во сне и сейчас возвращается это ощущение После фанерных мишеней стрелять в живого человека было трудно.

Не успел малыш на крыльях Разглядеть кресты паучьи. Вражьи летчики за тучи Кедрин В тот далекий летний день 22 июня года люди занимались обычными для себя делами. Школьники готовились к выпускному вечеру. Девчонки строили шалаши и играли в"дочки-матери", непоседливые мальчишки скакали верхом на деревянных лошадках, представляя себя красноармейцами. И никто не подозревал, что и приятные хлопоты, и задорные игры, и многие жизни перечеркнет одно страшное слово — война.

У целого поколения, рожденного с по год, украли детство. И дело здесь не только в дате рождения.

"У войны не женское лицо". Воспоминания женщин-ветеранов

Рассказ детей, которые пережили оккупацию немцев , Далее вас ждут рассказы детей войны, которые поведали о том, что они видели в первый год оккупации в своих городах и селах. Принес им костюмы своих сынов, хотел переодеть, чтобы немцы не опознали. Солдат постреляли в жите, а Тодору приказали выкопать яму возле порога своей хаты… Из окна видно, как он копает яму. Вот выкопал… Немцы забирают у него лопату, что-то по-своему ему кричат. Старый Тодор не понимает, тогда они толкнули его в яму и показали, чтобы встал на коленки.

Воспоминания о Великой Отечественной войне. Я, Иванов Стал постепенно привыкать к фронтовой жизни и побеждать в себе страх.

Нам было по шестнадцать лет; в тяжёлое военное время, при нищенском питании, мы были худые, низкого роста, истощённые. У меня рост был см, вес 37 кг. У кого рост был ниже см, они были счастливчики, их не призывали, и военную службу они вообще не проходили. Я как вернулся с фронта через семь лет, они уже успели закончить институты и работали учителями и техническими специалистами.

Этот снимок сделан в Германии уже после войны, в году Когда меня призвали, обе сестры были далеко, брат воевал, и из родных проводить меня на сборный пункт в с. Пустошь никто не мог.

Война. Воспоминания с. Ф. Кузнецова, ветерана великой отечественной войны. Повседневная жизнь

Возле шоссе лежит наша мама с раскинутыми руками. Мы просим ее встать, а она не встает. Солдаты завернули маму в плащ-палатку и похоронили в песке, на этом же месте. Мы кричали и просили: Она проснется, и мы пойдем дальше".

Когда началась Великая Отечественная война, ей было всего два года. Воспоминания остались на всю жизнь, а ужасы преследуют даже во сне. Здесь был мой концлагерь, мой страх и ужас на всю жизнь.

Вера Сафроновна Давыдова, рядовой пехотинец. Я запомнила хруст… Начинается рукопашная: Звериные крики… Когда атака, я с бойцами иду, ну, чуть-чуть позади, считай — рядом. Все на моих глазах… Мужчины закалывают друг друга. Бьют штыком в рот, в глаз… В сердце, в живот… И это… Как описать? Я слаба… Слаба описать… Одним словом, женщины не знают таких мужчин, они их такими дома не видят.

Ни женщины, ни дети. Жутко вообще делается… После войны вернулась домой в Тулу. По ночам все время кричала. А эти рубцы, видно, с войны. Ты заходишь над целью, тебя всю трясет.

О страхе неудачи Торсунов О.Г.