Заметки о понятии страха в современной философии

Страх, как неотъемлемая часть человеческого бытия. Ирреальное для них всегда имеет приоритет перед реальным, нереальное влияет на них почти так же сильно, как реальное. Что управляет человеческой жизнью и заставляет его жить в мире иллюзий? Вероятней всего, в основе этого управления лежит страх! Но откуда берется страх и что это такое? Ранее мы выяснили, что все виды и формы жизни, начиная с самой вселенной и заканчивая человеческим обществом, обладают разумным полем. Контуры этого поля выходят за границы своих физических оболочек, что позволяет разумным автономиям взаимодействовать друг с другом на энергетическом уровне.

Страх смерти.

В статье рассматривается эволюция представлений о страхе и тревоге в истории философской мысли. Дана характеристика философским взглядам на страх и тревогу, сложившимся в разные исторические периоды, показана специфика подходов к выявлению сущности страха и тревоги в истории философии, а также в русской и западноевропейской философской мысли.

Прослеживается трансформация взглядов на взаимосвязь тревоги и страха. На основе историко-философского анализа сформулированы ключевые аспекты философского понимания феноменов страха и тревоги — антропологический, онтологический, гносеологический, аксиологический, праксеологический. Сделанные выводы позволяют сформулировать положение, выступающее в качестве теоретико-методологической основы социально-философского, конкретно-социологического изучения страха и тревоги.

.

Мой страх направлен на нечто конкретное, фиксируемое органами опускающейся на наше бытие, ворвавшись в него словно газ из.

Бхагавадгита Нельзя прийти к целостности, цели психодуховного воссоединения, если путь преграждает страх. Страх — это пределы сознания, иллюзия своего бессилия, ничтожности и полной незащищенности. Страх заставляет человека сжиматься на всяком уровне, разрушает энергетическую систему и сопричастность человека с самим собой и со всеми остальными людьми. Существует много разновидностей страха, и на эту тему написаны многие тома.

В основе своей страх является не боязнью смерти, а скорее боязнью личного исчезновения и боязнью оставленности высшим бытием, что является крайней степенью разлученности. Когда человек чувствует себя целостным, естественной частью огромного организма, который является сочетанием всего, что только находится в видимом и невидимом мире, мировом поле, он скоро убеждается, что исчезновение невозможно. Это — величайшая объединяющая сила, которая струится сквозь все ипостаси мира явлений.

Это — сила, которая стремится собрать все воедино, навести мосты, сделать все причастным ко всему, связать вселенную воедино. Это — объединяющая основа, которая связывает материю, энергию и сознание на всех планах.

Страх бытия родом из детства. Они приходят через вас, но не от вас. Они с вами, но не принадлежат вам.

Доступ к ресурсу В устройство под названием «человек» встроены три механизма, три регулирующих страха: страх конечного, страх самого себя.

Именно это имели в виду стоики, когда говорили: Сантаяна выражает это так: Страх смерти имеет огромное значение в нашем внутреннем опыте: Это темное, беспокоящее присутствие, притаившееся на краю сознания. В раннем возрасте ребенка глубоко поглощает вопрос смерти; преодоление мучительного страха уничтожения — фундаментальная задача его развития. Чтобы справиться с этим страхом, мы воздвигаем защиты против сознавания смерти, основанные на отрицании и формирующие наш характер; если эти защиты дезадаптивны, они порождают клинические синдромы.

Иными словами, психопатология есть результат неэффективных способов преодоления смерти. Наше отношение к смерти влияет на нашу жизнь и психологическое развитие, на то, в чем и как мы теряем уверенность и силу. Жизнь и смерть взаимозависимы; они существуют одновременно, а не последовательно; смерть, непрерывно проникая в пределы жизни, оказывает огромное воздействие на наш опыт и поведение.

Смерть — первичный источник тревоги и, тем самым, имеет фундаментальное значение как причина психопатологии. Всему на свете приходит конец — это одна из наиболее самоочевидных жизненных истин, так же как и то, что мы боимся этого конца и тем не менее должны жить с сознанием его неизбежности и своего страха перед ним. Стоики говорили, что смерть — самое важное событие жизни.

Научиться хорошо жить — это значит научиться хорошо умирать, и наоборот, уметь хорошо умирать значит уметь хорошо жить. Ту же мысль выразил св.

Часть , Смерть.

Основной корень страха П. Проблема заключается в следующем: Разум действует только, когда все устраняется с его пути.

Одни исследователи рассматривают страх смерти как источник всех составляющему часть самой ткани бытия и развивающемуся.

Страх смерти Предлагается сразу отграничить два вида страха смерти. Первый — витальный страх, инстинкт самосохранения, присущий всему живому, от инфузории до высших позвоночных. Кому он не присущ, быстро вымирают в процессе естественного отбора. Чистая биология, с ней всё ясно. И не будем об этом. Разве, пару слов о том, что, к счастью, редко, перед человеком встаёт нелёгкий выбор между собственной жизнью и иной значимой ценностью. Но это тема для другого разговора Мы же поговорим о так называемом экзистенциальном страхе смерти, который возглавляет знаменитую четвёрку экзистенциальных вопросов, встающих на нашем пути человека в процессе эмоционального и духовного развития.

Вторым является страх одиночества. Затем следуют проблемы поиска смысла жизни и, наконец, представление о свободе. Свободу и одиночество мы пока оставим за кадром, а вот к смыслу жизни нам придется вернуться в процессе осмысления страха смерти.

ТРЕВОГА И ВИНА КАК ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ Наши рассуждения...

Флоренский, есть прежде всего С. Божий, и кто хочет проникнуть в святилище религии, должен научиться страшиться. В религии ничего не вырастает без этого корня. Бог — великий и страшный для всех и во всем, любая религия пронизана этим неизъяснимым С. Чтобы познавать, надо коснуться предмета познания, и признаком этого прикосновения служит потрясение души, С. Он вырывает из повседневной жизни и открывает нечто совершенно новое.

Елена Кусовац. Елизавета Бам: страх бытия. Мотив страха пронизывает творчество Хармса в целом, начиная со стиховорений раннего периода.

Тревога, рассматриваемая обычно в ряду множества аффектов, таких как удовольствие или печаль, аффектом не является. Это скорее онтологическая характеристика человека, корнями уходящая в само его существование. Так, например, это не второстепенная угроза, которую можно воспринять или не придать ей значения; это не реакция, которую можно классифицировать, отделив ее от других подобных реакций; это всегда угроза самим основам, ядру моего бытия.

Тревога есть переживание угрозы надвигающегося небытия. Его точка зрения становится вполне понятной благодаря его яркому описанию тревоги в начале психоза, когда пациент переживает угрозу буквально распада личности. Он настаивает, что подобная угроза распада личности не является чем-то специфическим для психотиков, а описывает также нормальные и невротичные проявления тревоги. Их отличие связано не со степенью или силой переживания. Так, например, тревога, которую испытывает человек, когда кто-то, кому он доверяет, проходит мимо него на улице не проронив ни слова, не является такой же сильной, как страх перед дантистом, собирающимся сверлить больной зуб.

Но не дающая ему покоя угроза пренебрежительного отношения на улице может преследовать его весь день, проявляясь и в сновидениях, в то время как чувство страха несмотря на то, что оно было качественно сильнее покидает его на долгое время, стоит ему только выйти за пределы кабинета дантиста. Разница состоит в том, что тревога наносит удар непосредственно по чувству собственного достоинства человека и его ценности как личности, что является самым важным аспектом его переживания себя как самостоятельного существа.

Страх, напротив, представляет угрозу для периферии его существования; его можно объективировать, и человек может дистанцироваться от него и взглянуть на него со стороны. В большей или меньшей степени тревога подавляет потенциальные возможности бытия человека, она уничтожает чувство времени, притупляет воспоминания, связанные с прошлым, и вычеркивает будущее, 3 89 что, возможно, и является самым неопровержимым доказательством того факта, что она наносит удар но самому ядру бытия.

Пока мы испытываем тревогу, мы, в известной степени, неспособны представить, каким было бы существование"за пределами" тревоги. Вот почему тревогу так трудно выносить, и именно по этой причине люди, если бы у них была возможность выбора, выбрали бы сильную физическую боль, которая стороннему наблюдателю представляется гораздо более серьезной.

Экзистенциализм

Одни исследователи рассматривают страх смерти как источник всех негативных переживаний человека, другие, как неосознаваемый регулятор человеческого поведения, которое направлено на редуцирование этого страха. Следует отличать страх от тревоги. Страх — это эмоция, направленная на избегание, как правило, внешней реально существующей угрозы, это ожидание чего-то определенного, можно сказать, что страх предметен или ситуативен.

Тревога — это смутное чувство беспокойства или опасения, ожидание чего-то неопределенного. Выделяют также экзистенциальную тревогу, которая присуща только человеку, в отличие от страха и тревоги, которые могут испытывать и животные.

Завоевания Александра Македонского серьезно изменили духовную атмосферу античного мира. С одной стороны, область влияния греческой.

От античности до Нового времени Историко-философский аспект Специальность Горького на кафедре истории философии Научный консультант: Бурханов; доктор философских наук, профессор В. Князев; доктор философских наук, профессор В. Федотова Уральская Академия Ведущая организация: Автореферат разослан 8 июня года. Ученый секретарь диссертационного совета Б.

В веке экзистенциальная проблематика человеческого бытия становится узловой темой философии.

Страх и социальное бытие человека